Террористы готовятся к срыву перемирия

03 марта, 12:51



Освобождение Идлиба от террористов «Джебхат ан-Нусры» даст шанс прекращению огня в Сирии

С 27 февраля в Сирии был объявлен режим прекращения огня. Соглашение, достигнутое благодаря усилиям России и США, распространяется на Сирийскую арабскую армию, союзные ей местные формирования, а также группировки вооружённой оппозиции, за исключением террористического «Исламского государства», «Джебхат ан-Нусры». Работа координационного центра по примирению сторон приносит первые результаты. Так, по информации начальника Главного оперативного управления Генштаба ВС РФ генерал-лейтенанта Сергея Рудского, «17 вооруженных групп, которые обратились в командование авиабазы Хмеймим, подписали бланки заявлений, также обязуются соблюдать режим прекращения огня. Прежде всего, это отряды Сирийской демократической армии под командованием [Айман] Аль-Ганим, а также Искендерун, Суреин и Челобиа, вооруженные формирования «Соколы пустыни» и ряд других, которые выполняют задачи по борьбе с ИГИЛ (запрещенная в России террористическая организация – Прим. ред.). Некоторые из них действуют вместе с регулярной сирийской армией, другие действуют самостоятельно».

1 марта при посредничестве представителей РФ состоялась встреча руководителей провинции Дераа с жителями шести населенных пунктов, по итогам которой 842 участника вооруженных формирований подписали заявления об отказе от боевых действий. Ко 2 марта, согласно данным Минобороны России, «общее количество подписанных соглашений достигло 40. При посредничестве Российской Федерации продолжаются переговоры с лидерами еще 11 вооружённых формирований, дислоцированных в провинциях Дамаск, Дераа, Хомс и Алеппо».

Со своей стороны, президент Сирии Башар Асад предлагает вооруженной оппозиции амнистию: «Просто… откажитесь от оружия, если вы хотите присоединиться к политическому процессу или даже не заинтересованы в политическом процессе, не имеете никакой политической программы, это не имеет значения». Добавим, задача гарантов переговорного процесса, как это делает Россия, состоит в содействии процессу национального примирения на местном уровне с вовлечением местных лидеров и представителей группировок, заявивших о согласии на прекращение огня и используя возможности международных гуманитарных организаций (как это происходит, например, в Хомсе).

Вместе с тем, несмотря на некоторое снижение интенсивности боевых действий, говорить об их полном прекращении не приходится: было очевидно, что террористы попытаются использовать перемирие в своих целях – для передислокации и укрепления связей с другими группировками. Смешанный характер орудующих на территории Сирии фракций вооружённой оппозиции изначально являлся одним из основных вызовов переговорному процессу.

Одна из них, наиболее опасная и непримиримая «Джебхат ан-Нусра» (запрещенная в России террористическая организация – Прим. ред.), контролирующая обширные территории на севере и юге страны, по-прежнему ведёт боевые действия, причём зачастую используя территорию, формально приписанную её более умеренным «коллегам» (как это произошло в ходе атаки на группу международных журналистов 1 марта около Кенсаба провинции Латакия, когда погибло 3 человека). Оно и неудивительно – наряду с прокатарской «Ахрар аш-Шам» и протурецкими «Бригадами султана Мурада» «Джебхат ан-Нусра» входит в более широкую структуру «Армия завоевания» («Джейш аль-Фатх»). Согласно оценкам командиров сирийской арабской армии, террористы не подпадающих под перемирие группировок используют даже флаги правительственных сил; более того, они смешиваются с членами отрядов, готовых поддержать режим прекращения огня.

В первых числах марта сирийские СМИ сообщили о новых нападениях боевиков «ИГ» на важные стратегические объекты. Так, на северо-востоке страны террористы захватили электростанцию в районе Мабрука около города Телль-Тамер, а также заблокировали шоссе Алеппо-Хасеке у населенного пункта Настелль. Ведутся бои с террористами из группировки «Джебхат ан-Нусра» в 40 км к югу от провинциального центра Хама. Банды атаковали там военные блокпосты. В ходе столкновений правительственным войскам удалось уничтожить 28 террористов. Согласно курдским источникам, к северу от Ракки банды «ИГ» сосредоточили серьёзные силы и готовятся перейти в наступление. Большое скопление боевиков также замечено на турецкой стороне границы напротив города Рас-эль-Айн к западу от Хасеке. Под постоянным обстрелом находятся жилые кварталы Алеппо, Хомса и других городов, не прекращаются и артиллерийские обстрелы сопредельной сирийской территории со стороны Турции. Всё это лишний раз напоминает о том, что путь к долгожданному миру в Сирии будет чрезвычайно сложным.

Не приходится сомневаться и в том, что недовольных пусть даже и формальным перемирием более чем достаточно, и рано или поздно они предпримут соответствующие действия, направленные на дальнейшую эскалацию вооружённого противостояния. Как полагает пребывающий в Турции некто Абу Муссаб аль-Сири, которому даёт слово немецкая Die Welt, перемирие, которые было установлено благодаря России и США, является откровенно «глупым». Издание отмечает, что Муссаба «мало волнуют» бомбы. Он уверен, что его группировка, которая состоит якобы из десяти тысяч человек, имеет реальную силу на территории Сирии. Они сделают все для того, чтобы прекратить существование перемирия. Им нужна война. С этой целью уже выработана стратегия – провоцирование России. Единственный исход сирийской войны, который его устроит, – это свержение Асада, утверждает террорист, а следовательно, «нужно воевать дальше, все остальное – иллюзия».

Некоторые мысли Абу Муссаба удивительным образом совпадают с подходами западных стратегов, мечтающих устроить Москве в Сирии «второй Афганистан». Американская сторона даже не пытается изобразить видимость какой-либо координации своих действий с Москвой, не говоря уже о более значимых действиях, призванных подтвердить серьёзный характер её намерений в контексте провозглашённого перемирия. Пентагон неоднократно заявлял, что, несмотря на участие обеих стран в политическом урегулировании военного конфликта, не планирует расширять сотрудничество с российскими военными в Сирии. «Министерство обороны США не сотрудничает и не координируется с Россией. Мы вовлечены в ограниченные дискуссии ради обеспечения безопасности наших пилотов и других наших представителей в международной коалиции по борьбе с террористической группировкой "Исламское государство"», – вновь подтверждает эту принципиальную позицию официальный представитель Пентагона М. Балданса.

Всё это выглядит тем более опасным, особенно если не забывать о роли США в разжигании кровавого сирийского конфликта и в поддержке той же «Джебхат ан-Нусры», последовательно работающей на срыв и без того призрачного перемирия. Заявления считающегося «умеренным» госсекретаря США Джона Керри, откровенно говоря, к оптимизму не располагают, ибо ставка Вашингтона на свержение власти в Сирии остаётся прежней: изменилась разве что тактика, и то – до поры до времени.

«По мнению арабов, война против Башара Асада началась отнюдь не с мирных протестов арабской весны в 2011 году. Она началась в 2000 году, когда Катар предложил протянуть трубопровод длиной 1500 километров и стоимостью 10 миллиардов долларов через Саудовскую Аравию, Иорданию, Сирию и Турцию, – пишет Роберт-Кеннеди-младший. – Секретные телеграммы и доклады американской, саудовской и израильской разведки указывают на то, что как только Асад отверг проект катарского трубопровода, планирующие органы армии и разведки быстро пришли к единодушному мнению о том, что если разжечь суннитское восстание в Сирии, то можно будет добиться общей цели и построить катарско-турецкий газопровод. Как сообщает WikiLeaks, в 2009 году, вскоре после отказа Асада от проекта катарского трубопровода, ЦРУ приступило к финансированию оппозиционных группировок в Сирии. Здесь важно отметить, что было это задолго до того, как началось порожденное арабской весной восстание против Асада...»

Начало операции российских ВКС в Сирии создало предпосылки к качественному перелому ситуации. Сирийская правительственная армия, которую уже списали было со счетов, начала освобождать захваченные экстремистами территории, и после недолгой паузы (очевидно, на осмысление качественно новой ситуации) Вашингтон приступил к дипломатическим манёврам, не забывая при этом о привычных угрозах и шантаже. Бывший сотрудник британской MI6 Алистер Крук резонно предполагает, что цель прекращения огня – «взять передышку, паузу, чтобы те группы, через которые опосредованно действуют США, Турция, Саудовская Аравия, могли перегруппироваться, перевооружиться и подготовиться… В каком-то плане это тайм-аут. Поэтому я и сказал, что, на мой взгляд, это не начало конца этой истории, а лишь её очередная глава». Господин Керри рассуждает о некоем «плане Б», подразумевающем раздел Сирии, и намекает на возможность непосредственного вмешательства Америки в конфликт. В качестве альтернативы Москве предлагается посодействовать политико-дипломатическими средствами реализации целей и задач американской политики в Сирии и на Ближнем Востоке в целом. Что, в свою очередь, означает резкий рост угроз внешней и внутренней безопасности нашей страны.

Представляется, что политические консультации, в Женеве либо где-то ещё, сами по себе вряд ли приведут к позитивным результатам, если не будут подкрепляться активными действиями против террористов «Джебхат ан-Нусры», «Исламского государства» и связанных с ними группировок, укомплектованных по преимуществу пришлыми боевиками и наёмниками, включая уроженцев Европы, Кавказа, Центральной Азии и китайских уйгуров. Частичное пресечение путей нелегального экспорта нефти негативно сказалось на экономическом положении вышеуказанных групп, на поддержание которых в должном состоянии региональные партнёры Вашингтона будут вынуждены выделять дополнительные средства. В условиях нестабильной ситуации на мировых энергетических рынках это означает снижение экономической эффективности поддержки сил международного терроризма и неизбежные попытки переломить ситуацию в направлении, отвечающем интересам террористов и их пособников.

Следовательно, в ближайшее время можно уверенно говорить о попытках срыва перемирия усилиями как управляемых извне групп боевиков (прежде всего, их ударной силой в лице «Джебхат ан-Нусры»), так и «глобальных медиа», однако им вряд ли  удастся добиться своих целей. Обязательства России по соблюдению режима прекращения огня вовсе не означают примиренческой позиции по отношению к террористам, борьба с которыми будет продолжена. «Мы полностью контролируем ситуацию на всей территории Сирии, – отметил Сергей Рудской. – При этом ежедневно применяется не менее 70 беспилотных летательных аппаратов, космическая и другие виды разведки».

Таким образом, сокращение боевых вылетов не означает свертывания всей деятельности российских военных. Накануне стало известно об ударе крылатыми ракетами 3М14 комплекса «Калибр» по позициям боевиков группировки «Джабхат ан-Нусра» и ее союзников по так называемой «армии завоевания» в селении Аль-Мансура близ Аль-Гааб (северо-западная часть сирийской провинции Хама). Предположительно, ракеты были запущены с корабля «Зелёный Дол» Военно-морского флота России, находящегося в Средиземном море.

Не меньшее значение имеет перекрытие границы с Турцией и установление надёжного контроля над ключевыми коммуникациями на севере страны, что создаст предпосылки для наступления на Идлиб, пока что контролируемый террористическим отребьем, наличие в рядах которого брэнда так называемой «свободной сирийской армии» вряд ли должно кого-либо вводить в заблуждение. Прижатые к турецкой границе боевики уже начали жаловаться на атаки правительственных войск, что свидетельствует об эффективных действиях Дамаска по восстановлению контроля над временно оккупированными территориями страны, отвечающих духу и букве известных российско-американских договорённостей. В частности, очистка от боевиков северной части Латакии открывает сирийской арабской армии путь на Джиср-эш-Шугур  и равнинную часть провинции Идлиб, являющейся, как и другие приграничные районы, объектом внешней экспансии практически с самого начала так называемой «арабской весны». Освобождение этого крупного «осиного гнезда» «Джебхат ан-нусры» увеличит шансы на то, что разговоры о политическом урегулировании сирийского кризиса перейдут в практическую плоскость, а не останутся всего лишь очередным эпизодом «шахматной партии», разыгрываемой в интересах террористов и их спонсоров.

 

Андрей
 
Арешев
03 марта, 12:51